Citizens' Center for Nuclear Non-ProliferationRussian Nuclear Non-Proliferation Site
Main   Russian
Search:
Exclusive | Archive | Publications | About us | Links | Forum | Guestbook

Е.В. Комлева, Технический университет, Дортмунд, Германия,
специально для NuclearNo.ru,
25 января 2014

Геология, горное дело и ядерная энергия. Версия 2

Часть 2

Продолжение

Немного о гранях "существа" проблемы. Меня часто подозревают в некомпетентности. Например, мне говорили: "Статьи по существу не геологические/не горных наук". Да, не геологические и не горные в устоявшихся традициях и правилах работы геологов и горняков. А "геологическое хранение ядерных материалов" - это горно-геологическая проблематика? Да, горно-геологическая. Тем не менее, по ряду исторических и политических причин "гражданские" геологи и горняки со всем их разносторонним опытом и методами исследований отстранены/самоустранились от этих дел. Хотя в начале "Атомного проекта" работами по массовым поискам урана, строительством подземных объектов значительно помогли Минатому и стране. Когда атомные энергетики сотворили при помощи "национального типа реактора" беду в Припяти, "рудознатцам" и "горщикам" выпало "врукопашную" бороться с "Китайским синдромом" под разрушенной активной зоной. Сейчас же они находятся не в активной позиции, а на правах "гастарбайтеров" на вспомогательных (чтобы не дело сделать, а общественность формально успокоить) подрядных работах. Кто платит, тому и "танцуют" по заказу. Это ошибка. Я пыталась, хотя и неумело, поспособствовать исправлению дел, инициировать понимание того, что участие специалистов по Земле в таких исследованиях должно быть усилено. Во взаимодействии с ядерщиками, но без давления со стороны Росатома. А как и по каким направлениям? Ну, это уже дело этих специалистов "по существу": понять задачи и определить свое место в строю. Думалось, что вот тут то и хороши были бы статьи "по существу геологические/горные", но не мои.

А пока, как мне кажется, даже в рамках специальной ядерно-горно-геологической тематики горняки/геологи и ядерщики существуют и предпочитают существовать в "разных параллельных мирах". Воспользуемся удачным применением термина О. Двойниковым по иному поводу из ядерной сферы
(http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=4990), но характеризующим общую картину российского общества. При этом, в одном из миров вкладывают большие деньги в навязчивый агрессивный пиар и саморекламу.

Международные подземные хранилища/могильники ядерных материалов можно рассматривать как элементы будущей системы ядерного нераспространения, как панацею, в том числе, и от попадания этих материалов (возможная начинка радиологического оружия) в руки террористов.

Но прежде, все же, следует, минимум на двух уровнях, переосмыслить вопрос: "Нефть или ядерная энергия/ядерные отходы?" Глобальный уровень. Если абиогенная нефть реальна (как реальна на Земле вода различного происхождения), то нужно остановить (приостановить) развитие нынешней и любой другой будущей ядерной энергетики, неотъемлемым следствием которых есть и будет штатное и аварийное генерирование высокоактивных и долгоживущих отходов. А также - системы международных подземных ядерных могильников, в том числе приостановить работы вблизи Красноярска. Локальный уровень. Если строительство могильника вблизи Красноярска необходимо, надо с помощью глубокого бурения доказать отсутствие нефти и благоприятный гидрологический режим применительно к оконтуривающим предполагаемое место заложения объекта кристаллическим породам Нижнеканского массива.

Для Печенгской геологической структуры (породы основного и ультраосновного состава) и ее обрамления (где обильно, как и в зоне урановых месторождений Краснокаменска, представлены и граниты) эти вопросы имеют ответы. Множеством скважин глубиной 2-2,5 километра, сетью горных выработок "Норильского никеля" и Кольской сверхглубокой скважиной доказано отсутствие нефти и показаны благоприятные предпосылки естественной гидроизоляции (например,
http://www.biodiversity.ru/publications/arctic/archive/n12/nikel.html) будущих подземных сооружений могильника. Породы собственно Печенги в сравнении с гранитами более устойчивы к внешней дестабилизирующей энергии (диссипация напряжений) и более эффективны в способности "самостоятельно залечивать" возникшие все же из-за внешнего воздействия трещины. На основе местного сырья разработаны строительные материалы, надолго предназначенные для дополнительной (в составе защитных инженерных барьеров) изоляции радионуклидов, а также блокирования опасных процессов внутри могильника. Про инженерно-геологические и другие свойства гранитов Краснокаменска (в частности, их опасную склонность к горным ударам, http://itar-tass.com/novosti-partnerov/794047) много знают тамошние и московско-петербургские специалисты.

А мурманские геологи, геофизики и горняки пока еще способны (даже, вероятно, самостоятельно и уже в ближайшее время) наполнить при наличии заказчика имеющимися на сегодня фактическими результатами полевых работ первоначальную "затравку" для дальнейшего полновесного обоснования альтернативного варианта международной площадки захоронения высокоактивных и долгоживущих ядерных отходов на Северо-Западе РФ. В прошлом веке их усилиями и по их инициативе в честном научном соревновании было доказано, в том числе на международном уровне (TACIS Project NUCRUS 95410), преимущество Мурмана перед Новой Землей. Кроме того, был подготовлен вариант комплекса критериев отбора площадок, применимый и для других регионов. Почему бы им с имеющимся горно-геологическим опытом, примерами площадок на Кольском полуострове и анализом, прежде всего, соседских шведско-финских аналогов (мировых лидеров по части гранитоидных массивов) не быть спарринг-партнерами исследователям площадки около Красноярска? А иногда - и стимулирующими объективность оппонентами. Горный институт Кольского НЦ РАН, например, изучает проблемы ядерных могильников совместно с научными и производственными организациями как России, так и Германии, Франции, Бельгии, Норвегии и Китая
(http://www.goikolasc.ru/partner).

Есть предположение, что Нижнеканский массив выше уровня моря не будет лидером по объему исследований в настоящее время. И никогда (природу не обманешь!) - по гидрогеологическим условиям пород в сравнении с данными
http://www.biodiversity.ru/publications/arctic/archive/n12/nikel.html) не только по Печенге, но и по гранито-гнейсам Швеции и Финляндии. Выбранные для могильников условно слабопроницаемые гранитоидные блоки Швеции и Финляндии дополнительно находятся под дном моря в равновесии с окружающей средой. Равновесие компенсирует некоторый их недостаток по проницаемости. То есть, и с точки зрения наличия внешних гидравлических потенциалов надо помнить о разной динамике в поведении воды в Нижнеканском массиве и зарубежных "эталонах": явно подвижная и условно неподвижная.

По воспоминаниям геофизиков, стенки разведочных скважин (бурением как с поверхности, так и из подземных выработок) и целостность массивов на Печенге вне рудных зон, как правило, без дефектов. Свободной воды в таких интервалах пород нет. Это позволяло успешно применять для разных качественных и количественных (производственных и экспериментальных) каротажных исследований не только кавернометрию, но также гамма-гамма плотностной и гамма-гамма селективный, рентгенорадиометрический, спектрометрический нейтронный гамма-, нейтронно-активационный, нейтрон-нейтронный и другие методы. Такую, существенно дополняющую результаты непосредственно гидрогеологических работ (которые не являются в технологии геологоразведки массовыми), оценку качества массивов можно проверить по архивам Мурманской геологоразведочной экспедиции и комбината "Печенганикель". В том числе, посредством интерпретации заново (в связи с новой задачей) первичных материалов полевых работ. Или при постановке новых каротажных исследований. Применение некоторых из перечисленных методов, несомненно, повысит достоверность оценок инженерных условий и должно быть важной составной частью будущей методики выбора конкретных блоков заложения подземных сооружений.

Одновременно с работами по Красноярску применительно к Кольскому полуострову были бы созданы предпосылки строительства объекта новой отрасли, сочетающей горно-геологическую основу и функции энергетики. Объекта, который бы (дольше, чем горное дело прежних и нынешних лет, стоящее на пороге кризиса: особенно предприятия цветных и черных металлов, http://www.kolasc.net.ru/russian/press/13/2811_05.pdf) стабильно наполнял бюджет региона основными доходами. Новые векторы развития энергетической системы Мурманской области, ключевые факторы "бытия" горной промышленности и создание новых горных технологий. Эти вопросы обозначены в программе II Мурманской международной деловой недели (2013 г.) среди центральных. Горному буму в Финляндии последних лет нужна серьезная альтернатива на Мурмане. В докладах П. Машегова, С. Симонова и Г. Победоносцевой
(http://www.iep.kolasc.net.ru/tezis2013.pdf) возможность рывка в развитии северных регионов, например, связана с крупными научно-производственными проектами (в том числе, на базе Кольской сверхглубокой скважины), которые сравниваются по масштабам и значению с проектами в ядерной сфере.

Предлагаемая же "Стратегия социально-экономического развития Мурманской области до 2020 года" вряд ли может дать ориентиры на серьезное дело. Таковыми не могут быть иллюзорные надежды на строительство Кольской АЭС-2 (http://www.b-port.com/news/item/119715.html) и активное освоение Штокмановского газоконденсатного месторождения. Как и прогнозы соответствующих инвестиций и результатов (опубликованное на сайте Института экономических проблем Кольского НЦ РАН письмо № 17547-2115 от 24.10.13, http://www.iep.kolasc.net.ru/news/news25102013.php). Налицо, во многом, имитация радения о деле путем реанимации на уровне области разговоров, которые на уровне страны и крупных международных компаний за несколько десятков лет (и несколько лет "Стратегии"!) не дали даже приближения к результату. Малая значимость и ошибки "Стратегии" видны и простому люду
(http://bloger51.com/2013/10/46992). И такая реакция в области на "Стратегию", подготовленную на стороне, не в первый раз (http://bloger51.com/2011/11/21668). Но, к сожалению, предлагаемые вновь и вновь стратегические подходы не учитывают достаточно явные тенденции. И не случайно, видимо, II Мурманскую международную деловую неделю воспринимают как "Неделю сказок" (http://bloger51.com/2013/11/47405). Стоило бы вспомнить пословицу: "Чем богаты, тем и рады". А ядерная инфраструктура и надежные скальные массивы Мурмана - это недооцененное ныне российскими стратегами реальное богатство. Пока же, к сожалению, регион теряет время и перспективу.

"Неделя сказок" контрастно по смыслам, но совпала по времени с юбилейными воспоминаниями об академике А. Ферсмане - знаменитом геологе-государственнике и хорошем человеке. Его не мечтания, но мечта, его дела, усиленные счастливым образом нацеленностью страны на реальное ускоренное развитие, преобразили регион. С другой стороны, чуть позже "Недели", на которой было с привязкой к важным федеральным документам 2013 г. торжественно объявлено об арктическом курсе и инновационной траектории развития области
(http://fedpress.ru/...), нынешнее государство обнародовало решение о замораживании госпрограммы социально-экономического развития Арктики
(http://flashnord.com/news/pravitelstvo-rf-zamorozilo-gosprogrammu-razvitiya-arktiki). Но формировать и укреплять арктические границы РФ, похоже, будет
(http://news.mail.ru/politics/16044427/?frommail=1).

Именно с Мурманом отчасти связаны разработка основ научного направления по локализации радиоактивных отходов и отработавшего ядерного топлива, стратегическому использованию подземного пространства страны. А также - руководство крупномасштабными исследованиями в области подземного строительства специальных объектов государственного значения, в частности - подземных АЭС и ядерных могильников
(http://ria.ru/science/20130725/951940224.html;
http://goikolasc.ru/congratulation). В ходе работы Контактной экспертной группы МАГАТЭ на Кольском полуострове в октябре 2013 г. прозвучали высокие оценки выполненной работы и перспектив. "Мурманская область - крупнейшая территория по развитию ядерных технологий". "С использованием немецких технологий и наших подходов... рождаются совершенно новые технические решения", "...будет создан полный цикл обращения с радиоактивными отходами на северо-западе России. Технологии и методы, которые здесь применяются, позволят решить глобальный вопрос с захоронением РАО"
(http://nord-news.ru/news/2013/10/11/?newsid=54929). Аналогично думают и члены Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии ГД РФ, которые работали в Мурманске сразу после иностранных экспертов
(http://murman.rfn.ru/rnews.html?id=1186841&cid=7).

Попытки "навести мосты" между площадками двух регионов со стороны специалистов Кольского полуострова были ([2];
http://www.opec.ru/news.aspx?id=221&ob_no=86000;
conf.sfu-kras.ru/uploads/MelnikovNN.doc;
portal.tpu.ru/files/conferences/radioactivity/book-light.pdf).

Печенга максимально обеспечит выполнение упомянутой рекомендации МАГАТЭ по недрам: известные месторождения исчезнут, а новые практически невероятны при высочайшей геологической изученности территории. Не изменится коренным образом ситуация на данной площадке даже при использовании новых технологий и организации поисковых и разведочных работ относительно традиционного и нового (золото) для Печенги сырья, о гипотетических результатах которых предполагает в общем по региону А. Калинин
(http://zolotodb.ru/articles/geology/placer/10553). Новые исследования по высоколиквидным полезным ископаемым здесь беспроигрышны при любом их результате. В частности, при отрицательном результате или, в крайнем случае, локальной находке они усилят доказательную базу в части подземного ядерного объекта вне месторождений. Аналогия: в РАН (Н. Лаверов) такой же подход к Краснокаменску считают "единственно верным" (2011 г.,
http://www.ras.ru/...; 2005 г., newmdb.iaea.org/GetLibraryFile.aspx?RRoomID=694). "Приаргунское производственное горно-химическое объединение" может работать при существующих запасах урана 30-35 лет.

Международные перевозки ядерных материалов и радиоактивных отходов в Печенгу (как и часть российских, например, с Дальнего Востока), скорей всего, будут осуществляться морем через незамерзающие порты Киркенес или Лиинахамари по освоенным несколькими странами (США, Япония, Франция, Швеция, Россия и др.) технологиям. Или через Балтику и северную Финляндию. Логистические системы Онкало и Печенги во многом пригодны для унификации. При этом территория России не будет подвергаться опасности. И страна претендует на роль лидера на рынке морских перевозок ядерных материалов с неограниченным районом плавания
(http://globalsib.com/18894/).

Желательно было бы протестировать излишне сильный тезис
(http://www.khlopin.ru/proceedings/11-2.pdf) о Нижнеканском массиве как единственном пока еще в России природном объекте с максимально высоким статусом подготовки для сооружения подземного могильника высокоактивных отходов и отработавшего ядерного топлива. В сравнении с материалами по Печенгской структуре, Стрельцовскому рудному полю (Краснокаменск) и площадкам ПО "Маяк". Только такое тестирование может позволить говорить о научной достоверности этого тезиса и легитимности основанных на нем приоритетных исследований вблизи Красноярска. А также - надеяться на получение так называемой социальной лицензии на строительство и эксплуатацию могильника. Несомненно, полезными были бы и сравнительные исследования российских, украинской (Чернобыльская зона), казахстанской (Семипалатинский полигон), китайской (Бейшан,
http://www.atomic-energy.ru/news/2012/03/26/32151) и других (монгольских, канадских) потенциальных площадок подземной изоляции ядерных отходов через "призму" данных по объекту Онкало.

Следует отметить, что разрабатываемая для Печенги методология обращения в контексте геологического хранения/захоронения ядерных материалов к бывшим или истощающимся сульфидным медно-никелевым месторождениям (но не к вновь вводимым в эксплуатацию, например, в Воронежской области) имеет потенциал расширения/тиражирования/унификации. В частности, в пределах Балтийского щита (особенно Финляндии). Возможно, и для условий ядерных технологий Северной Америки и никеленосных провинций Канады. Вспомним как аналогию давний зарубежный опыт. В свое время уникальные геологические (прежде всего, гидрогеологические) условия вмещающих массивов бывшего рудника "Конрад" (железная руда), бывших соляных шахт "Ассе" и "Морслебен" позволили Германии первой в мире прагматично и системно создать эффективные одноименные подземные хранилища радиоактивных отходов. Но, как тогда требовалось, лишь низкого и среднего уровня активности.

При необходимости "Норильский никель" и на равноудаленном от западных и восточных поставщиков Таймыре найдет пригодные массив и/или готовые выработки для хранилища, дополнительно изолированные покровом естественных многолетнемерзлых пород. Или на Северо-Востоке России. Не промороженные приповерхностные известняки в качестве непосредственной среды захоронения (как предлагалось ВНИПИПТ для условий полигона Новой Земли), которые гидравлически связаны с морем (как грунты Фукусимы-1) и без глобального потепления превратятся в "газированное болото" под действием тепловых и радиационных нагрузок. А приличного инженерного качества породы с плюсовым температурным режимом под отдельной "шапкой" многолетней мерзлоты для дополнительной гарантии от проникновения метеорных вод. Вот ведь на Фукусиме-1 после более чем двух лет неудачных попыток предотвратить миграцию радиоактивной воды приняли решение применить достаточно освоенную в горной промышленности искусственную заморозку грунта вокруг и под АЭС. Правда, не надо скрывать, что, как говорится, здесь "две большие разницы". Горняки применяют конкретную систему заморозки локально и максимум на десятки лет, а с загрязнением прибрежных вод Японии и Тихого океана в предложенных ядерщиками очередных "неприятных" обстоятельствах придется бороться минимум сотни лет.

Удачным сочетанием для любых сценариев будущего ядерной энергетики может быть подземное хранилище вблизи Норильска и уже действующее наземное хранилище Красноярского ГХК. Люди "Норильского никеля" занимают ключевые административные посты не только на Таймыре, но и на Кольском полуострове.

Печенгская структура по праву должна рассматриваться как уникальное геологическое (с комплексом других привлекательных для решения проблемы подземного ядерного могильника черт) место Кольского полуострова и России. Как научно-технологический полигон для международных объектов MegaScience. Печенга - непревзойденный стандарт степени геологической изученности (советский, ставший по наследству российским) и, возможно, качества породных массивов. Здесь (как нигде еще) даже граница мантии установлена точно, по данным геофизики и бурения (А. Жамалетдинов,
http://geoksc.apatity.ru/images/stories/Print/zh21.pdf). На Мурмане расположена уникальная установка сверхнизкочастотного с поверхности зондирования и мониторинга земных недр "Зевс". С помощью этой установки уже проводился поиск мест для захоронения радиоактивных отходов (http://www.rit.informost.ru/rit/3-2002/4.pdf). И могут передаваться под землю ключевые команды в экстренной ситуации аналогично управлению АПЛ. При использовании других технических средств имеются предпосылки и беспроводного контроля этим методом подземного объекта и вмещающего массива изнутри (Е. Терещенко,
http://www.kolasc.net.ru/russian/news/vestnik/vestnik-1-2013.pdf). Кольский полуостров называют "окошком" внутрь Земли. Здесь проводилось глубинное электромагнитное зондирование и другими методами, при разных вариантах "Кольского зонда"
(http://www.igemi.troitsk.ru/emr/kola.html).

Необходимо приветствовать попытки новых разносторонних исследований применительно к данной площади. Такая высокая планка подхода к знаниям о литосфере и критериям ее пригодности наиболее адекватна задаче создания природно-техногенного объекта в недрах Земли, безопасно и никому не мешая существовать который впервые в истории человечества должен не иначе как в координатах времени геологического и, возможно, всей дальнейшей жизни рода человеческого. Соответственно новой, экологической, функции литосферы. Настолько важной, что, если бы неандертальцы, кроманьонцы и другие древние люди имели рукотворный ядерный реактор, но не имели бы технологий надежного использования подземного пространства (науке известны природные ядерные реакторы дочеловеческой эпохи в урановых месторождениях), то мы и сейчас должны были бы опасаться отходов "первобытной" ядерной отрасли.

Благодарю за поддержку исследований профессора Brigitte Falkenburg.
Памяти советских геофизиков (прежде всего, производственников), работавших в Мурманской области, посвящает автор свою статью.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК*

1. Никипелов Б. Этика и диалектика в ядерной энергетике / Бюлл. по атомной энергии / ЦНИИ Атоминформ. - 2003, №10. - С. 7-14.

2. Мельников Н.Н., Конухин В.П., Комлев В.Н. Материалы на основе минерального и техногенного сырья в инженерных барьерах для изоляции радиоактивных отходов. - Апатиты, 1998, Изд. Кольского НЦ РАН. - 94 с.
*Здесь полностью по форме и составу приведены библиографические ссылки на печатные бумажные носители, не имеющие электронных дублей. Практически нет смысла и возможности аналогично представить информацию по множеству (более 100) доступных Интернет-источников. Поэтому относительно электронных изданий непосредственно в тексте приведены лишь их адреса.

ПРИЛОЖЕНИЕ

СПРАВКА
(подготовлена на основе ответа по частному запросу одного из русскоговорящих экологов Германии)

Прежде всего, необходимо напомнить, что статья "Информация к размышлению: геологические, экологические и политические аспекты хранения и захоронения ядерных материалов" отражает идеологию международных подземных хранилищ/могильников для высокоактивных (отработавшее топливо и высокоактивные отходы) и высокотоксичных (например, плутоний) долгоживущих (в смысле радиоактивности) твердых материалов. Другие, более локальные и "легкие" случаи или жидкие отходы, в ней не рассматриваются. В том числе, и известные варианты Ленинградской и Саратовской областей находятся вне интересов обозначенной идеологии.

Слово "назначены" применено в том смысле, что это выбор лишь Минатома (даже лишь как варианты для разных международных ситуаций), "под боком" у себя, без альтернативных исследований, удобный для развития Росатомом и других (не всеми поддерживаемых, экологически и в контексте нераспространения опасных) технологий (например, радиохимической переработки ОЯТ). В некоторых случаях (особенно когда еще международный контекст был недостаточно явным) об этом "атомные геологи" говорили открыто, хотя и другими словами
(http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=157;
http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=155). "Назначенные" ранее удобные площадки пригодились автоматически в новых обстоятельствах (без усилий по новому обоснованию), когда был объявлен курс страны на предоставление расширенного спектра международных ядерных услуг
(http://www.z101359.infobox.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=888;
http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=888).

По Челябинску (точнее, по площадке на ПО "Маяк") и по Краснокаменску (или по площадке в пределах Стрельцовского рудного поля) российских публикаций в традиционной печатной форме достаточно много. Последняя из известных мне: Лаверов Н.П., Величкин В.И., Пэк А.А. Радиогеоэкологические проблемы начального и завершающего этапов ядерного топливного цикла // Безопасность окружающей среды. - 2010, № 4. - С. 26-33 (http://www.atomic-energy.ru/articles/2012/11/29/37520). Эти публикации (в основном, авторских коллективов ИГЕМ РАН во главе с академиком Лаверовым, кое-что есть в списке
pur.muctr.ru/files/info/laverov.doc) появляются в журналах "Геоэкология", "Геология рудных месторождений", "Атомная энергия" и других. Есть и англоязычные доклады этих коллективов на различных конференциях. Многие из публикаций можно найти в Интернете.

По существующим критериям выбора площадок следует понимать, что они (особенно социально-политические и экономические критерии) часто либо обозначаются лишь формально, либо вообще не афишируются (пример - "назначенные" площадки Минатома). Пример более-менее (но не полностью, как показало время) объективного и достаточного обзора и набора критериев - отчеты по задачам 3 (1998 г) и 7 (2000 г) проекта NUCRUS 95410 программы TACIS (Европейская Комиссия). Например: Melnikov N.N., Konukhin V.P., Komlev V.N. et al. Improvement of the Safety of Radioactive Waste Management in the North - West of Russia. Disposal of Radioactive Waste. Phase 2. Project TACIS NUCRUS 95410. Task 7: Evaluation of suitable sites.- Report, 2000. - 155 p.p.

Попробуйте поискать еще по приведенным ниже авторам и адресам. Материалы по Челябинску и Краснокаменску есть. И мой многолетний опыт показывает, что их достаточно.
http://wap.ppgho.borda.ru/?1-8-0-00000001-000-0-0-1161584026
http://zabinfo.ru/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=24782&mode=thread&order=0&thold=0
http://www.ase.atomstroyexport.ru/nuclear_market/analytics/item19.html
http://www.dissercat.com/content/obosnovanie-konstruktivnykh-parametrov-podzemnykh-khranilishch
http://www.fcp-radbez.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=355&Itemid=386 В.А.Петров1, В.В.Полуэктов1, P.M.Насимов2, И.Хаммер3, М.Леспинас4(1Институт геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН, 2Институт физики Земли РАН, 3Федеральное ведомство по геонаукам и природным ресурсам, Ганновер, Германия
Н.П. ЛАВЕРОВ*, В.А. ПЕТРОВ*, С.И. ЩУКИН**, Й. ХАММЕР***
*Институт геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН,**ОАО "ППГХО,***Федеральное ведомство по геонаукам и природным ресурсам,Германия
(http://www.iaea.org/...) Лаверов Н.П. К проблеме создания региональных международных хранилищ ОЯТ (на примере России) // Подготовка к созданию международных хранилищ ОЯТ. Мат-лы межд. семинара. НИС НА США - РАН. Изд-во Титул, 2008. С. 138-144.
http://www.chornobyl.net/ru/index.php?newsid=1266485586 Кочкин Б.Т.
Кедровский О.Л.
http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=155
http://www.igem.ru/site/html/otchet_10.pdf (стр. 24, 109-110)
http://www.igem.ru/site/news_09/novosti_okt/sveden_09.htm
http://www.igem.ru/site/seminars_09/rg_seminar/statia_rus.pdf
http://www.igem.ru/site/person/petrov.htm
http://www.dissercat.com/content/tektonodinamicheskie-usloviya-izolyatsii-radioaktivnykh-otkhodov-v-kristallicheskikh-porodak
http://www.referun.com/...
http://www.ras.ru/FStorage/Download.aspx?id=bb9c25dd-630b-4f87-8d3e-6fad9a0ba9ca
Лаверов Н.П., Петров В.А., Величкин В.И и др. Петрофизические и минерально-химические аспекты выбора участков для изоляции ВАО в метавулканитах района ПО "Маяк" // Геоэкология. 2003. № 1. С. 5-22.
Velichkin V.I., Petrov V.A., Tarasov N.N. еt аl. Apprasial of the Physical and Dynamic State of the Mayak Operations Geological Environment with a View to Underground Radwaste Disposal. // Proc. Fifth Int. Conf. on Rad. Waste Man. and Envir. Remed., ICE 95, Berlin, Germany, 1995. V. 1. P. 823-826.

Но нужно учитывать нюансы. Площадки Челябинска, Красноярска и Краснокаменска - все "дети" Минатома/Росатома. Важен фактор времени. И дипломатия официальных высказываний, соответственно изменившейся за 40 лет обстановке, позициям и комбинациям проблемы могильника с другими крупными ядерными проектами. Челябинск - предложение 70-х годов прошлого века. Красноярск - 90-х. Краснокаменск - формируется на наших глазах. По разным причинам позиция Минатома объективно и субъективно менялась (страна изменилась!). Сначала фаворитом был Челябинск (но там из-за неудачной по-крупному геологии отходы пришлось сливать в наземную гидросеть: большое уже сейчас загрязнение, что препятствует новым крупным международным проектам), сейчас - Красноярск. Завтра - ? Дипломатия и авторитет Н.П. Лаверова, интересы западных партнеров (прежде всего, США) позволяют коллективу ИГЕМ (тесно связанному с Минатомом) все же удачно развивать этот относительно независимый вариант. Не раздражая Минатом в публикациях прямым противопоставлением площадок. Но все же иногда стратегическая цель проскальзывает (см. ниже), обозначается явно:
1) http://onznews.wdcb.ru/news10/info_101203.html
2) www.arcus.msisa.ru/users/files/file90034-1224057358.pdf : "Воссоздание пространственно-временной связи между деформацией кристаллических массивов, флюидной проницаемостью пород и миграцией вещества необходимо для решения широкого спектра задач. Применительно к УГМ - это (1) выявление узлов пересечений долгоживущих флюидопроводящих разломов, определяющие положение перспективных участков для постановки поисковых работ и увеличения сырьевой базы горнорудного предприятия; (2) обоснование места расположения международного хранилища ОЯТ (Лаверов, 2008) вне долгоживущих разломных зон и узлов их пересечений."
3) newmdb.iaea.org/GetLibraryFile.aspx?RRoomID=694
4) http://www.ras.ru/FStorage/Download.aspx?id=bb9c25dd-630b-4f87-8d3e-6fad9a0ba9ca
В обсуждении (15.02.2011) научного сообщения приняли участие:
Иванов Валерий Борисович, гл.н.с. ГЕОХИ: экономика атомной энергетики не определена, так как время хранения радиоактивных отходов может составлять несколько столетий. Показанные матрицы могут быть применимы в определенных условиях. Вопросы накопления и хранения еще ждут решения. Нарастает интерес к малым АЭС, которые работают 25 лет, а потом захораниваются целиком. Нужны определенные места для захоронения. Важно донести наши решения до Росатома.
Петров Владислав Александрович, зам. директора ИГЕМ: Анализ материалов показывает, что цикл работ от выработки топлива до его полного захоронения составляет 40 - 50 лет. В России есть урановые месторождения, которые полностью соответствуют условиям хранения радиоактивных отходов. Необходима поддержка РАН и Росатома в проведении соответствующих исследований.
Академик Мясоедов Борис Федорович: Рассматриваемая проблема чрезвычайно важна и актуальна. Атомная энергетика переживает свой ренессанс. В стране осуществляется плановое строительство 10 - 12 блоков новых энергетических установок. Без решения проблемы захоронения отходов не может дальше развиваться атомная энергетика. Однако в настоящее время процесс выработки энергии не позволяет решить эту проблему. В нашей стране более половины отходов переведены в более безопасные формы, но это не решение проблемы. Общепринятым подходом является сепарация и фракционирование отходов. Выделенные элементы должны заключаться в соответствующие матрицы. В России существует новая технология существования этих матриц, не имеющая аналогов в мире. К сожалению, Росатом не оказывает надлежащей поддержки.
Академик Бортников Николай Стефанович: Исследования под руководством академика Лаверова Н.П. ведутся в нашем институте. В докладе продемонстрировано, что успехи в этом направлении есть. Исследованы геологические объекты, в которых матрицы могут захораниваться. Это - урановые месторождения. Получены новые данные по строению кристаллических структур минералов, входящих в матрицы, и входящих в них трансурановых элементов. Мы провели исследования и разработали новые технологии. Внедрение этих технологий - дело Росатома.
Академик Лаверов Николай Павлович: В данном обсуждении действительно рассматривается одна, не слишком большая, часть проблемы. Речь идет только о высокорадиоактивных отходах. Если говорить обо всех отходах - это пока неподъемная проблема. Высокорадиоактивные отходы - это облученное топливо. КПД использования урана находится на недопустимо низком уровне - всего 1%. Количество облученного топлива огромно, и опасность очень высока. В США проект утилизации ядерного топлива в настоящее время закрыт. В РАН приезжает делегация американских ученых, которые будут вместе с нами решать, что делать с этими отходами. Мы приняли концепцию о переходе на быстрые реакторы. Один реактор уже работает, другой закрыт. Мы имеем 30-летний опыт использования таких реакторов. Если мы будем перерабатывать отходы и снова их применять, КПД использования урана составит около 30%. Мы не только решаем вопросы получения кристаллической матрицы для захоронения отходов, но и разрабатываем способы непрерывного топливного цикла. Расчеты проведены, и к 2050 году у нас будет достаточно топлива, а к 2100 г. эта проблема будет решена. Наши предки наработали миллионы тонн жидких отходов. Мы приняли решение о захоронении их в выработанных нефтяных и газовых месторождениях. Этому опыту уже больше 40 лет. Такой опыт есть только в России. И ни одного крупного инцидента не произошло. Используя широкий набор матриц, мы сможем решить вопрос утилизации высокорадиоактивных отходов в выработанных урановых месторождениях. Сейчас мы работаем на глубине 1,5 км, и уже можем показать представителям других стран этот способ. Это единственно верный путь.
5). http://www.advis.ru/...
http://dlib.eastview.com/browse/doc/10222105
6). http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=4554 комментарий Б.Е. Серебрякова.


Your opinion (comments to the article)?


Your name:

Your comments:

Please enter the code exactly as shown in image format.



More:

  • Mining-Chemical Combine prosecutes "Segodnyashnyaya Gazeta". (russian.) By Yaroslava Solodkaya, Segodnyashnyaya Gazeta, 29 January 2014

  • Geology, Mining and Nuclear Energy. Version 2. (russian.) Part 1. By Elena Komleva, TU Dortmund University, Germany, special for NuclearNo.com, 25 January 2014

  • GEOLOGY, MINING AND NUCLEAR ENERGY. (russian.) By Elena Komleva, TU Dortmund University, Germany, special for NuclearNo.com, 8 December 2013

  • "Nuclear repository is garbage endangering everything alive". (russian.) Avtoritetnoye radio, Krasnoyarsk, 13 October 2013

  • Alexander Bolsunovsky: "Our studies do damage to the investment climate of Krasnoyarsk krai". (russian.) By Fedor Maryasov, Segodnyashnyaya gazeta, Krasnoyarsk-26, 13 October 2013

  • KRASNOYARSK, KRASNOKAMENSK and PECHENGA. (russian.) By Elena Komleva, TU Dortmund University, Germany, special for NuclearNo.com, 22 September 2013

  • Vigorous public resistance against plans of State Atomic Energy Corporation "Rosatom" deploys in Krasnoyarsk krai. (russian.) By Mikhail Fedorov, Krasnoyarsk Versiya, 3 July 2013
  • Advertising
    Здесь может быть ваша реклама

    Рейтинг@Mail.ru сОДЕЛУ ГЙФЙТПЧБОЙС
    Exclusive | Archive | Publications | About us | Links | Forum | Guestbook
    Home   Up   Back

    General Post Office, P.B. 25211, Krasnoyarsk, 600000. Russia.
    e-mail: ccnnp@yandex.ru, NuclearNo.com
    © 2000. Design: NuclearNo.ru